Акбер ГОШАЛЫ

(рассказ)

Не знаю, увидев во дворе у сверстников, или на экране у зарубежных спрортсменов, вытворивших разные трюки, очараванный Мехмет спросил меня когда я вечерком возврашался с работы.


- Пап, ты купиш мне велосипед?
Хотя мре на язык подвернулось «только этого не хватитало я произнес:
- Конечно, сынок, куплю.
И на этом разгавор наш закончился.
Я просто так произнес это слово. Не только из–за того что ноги Мехмета не знали что такое педаль, я еще и думал что его ноги не достанут до педалей. Невозможно передать сколько было проблем, что не до велосипеда было. Во первых у меня во рту не было ни одного нормального зуба в моем молодом возросте. Во вторых одежда моя была вся в лохмотьях. Издалека приметя черный полосатый педжак, люди могли локметься что это Мураз, хотя это мне не говорили в лицо.
Сколько можно одно и то же носить.
Говоря по правде я бы мог за себя постоять. Кто то кидал комментарий в мой адрес, кто то издевательски хмурился, я отвечал всем по разному. Одним я отвечал что, не все вечно на этой земле, можно мало сьесть, старье одеть. Надо переборать свою страсть.
Но я не всем одинакого отвечалю Смотря кому как. Некоторым я отвечал как политик на пресс конференции–перейдите к другому вопросу. А некоторым говорил – мы живем в воюющей стране, некогда нарежаться. Но что поделать с моим беззубым ртом. Короче, дело не в этом. Мне было не до велосипеда и цене велосипеда было не до меня. И еслиб эти чёртовые деньги были бы у меня на руках, я бы мог выбрать, потратить на велосипед или на одежду. На следующий день у Мехмета вопрос был готов:
- Пап, когда ты купиш мне велосипед?
- Не беспокойся, купим!
Я человек, который выходит утром и возвращется вечером. Обычно я оставляю детей спящими и возвращаюсь домой перед их сном. Говоря «домой» - у меня нету никакого дома, я поселитель общежитии.
Счастлив тот человек, который утром спешит на работу а вечером домой. Уже давно я с самого утра выхожу из дому на работу, оттуда на другую работу, но пока я счастья не испытал. Нет, нет не хочу я выглядет безбожным, потому что, могла быть и хуже. Скажу к слову что, привезти человека к вере и отвернутся от веры в руках у ребëнка. Мы всё вынесем, только, не печаль ребёнка, какое бы оно не было.
Незнаю увидев ли во дворе у сверстников или по телевизору у зарубежных спортсменов Мехмет не передумывал.
На следующий вечер я опять столкнулся с этим вопросом.
- Но что, пап?
- Что нибудь придумаем, сынок.
Наступило следующее утро, прошел день, наступил вечер, и можеты Мехмет не уснывщий всю ночь, чтобы задать свой очевидный вопрос, будто впервые спросил
- Пап…
Увидев мое безразличие, повысил голос:
- Пап… папа… Ты мне велосипед…
Оставщийся в безвыходным положении, что я мог обьяснить маленькому ребëнку. В конце концов я пообещал купить ему велосипед на Новый Год. Оставалосьт всего сорок дней. Расцеловав в обе щеки он промолвил не детскую речь:
- А зачем ты столько дней мучал, пап. Сказал бы это раньше и успокоил бы сердце сына.
После этого его поступка я решил дополнить несколько слов:
- Даа, Мехметик, после того что загорется костры, прогренит солют, ты сядешь на своего железного коня и поскачешь. А сможешь ли ты перепрыгнуть на своем велосипеде через костер. Вздыхая:
- Смотри пап – он своими руками повернул мое лицо к себе – я буду так на нëм ездить, так на нем ездить все будут смотреть на меня.
А потом сойдя с моих рук он сжал свои кулачки представив езду на велосипеде, и стал бегать по нашей конуре.
- Да, сынок, а теперь иди спи, сейчас не детская время. Сорок дней и сорок ночей Мехмет на своих пальцах вел счёт дням, строил мецчты. Честно говоря в первые дни я не обращал на это внимание. Чем приближался обещанный день, тем тревожнее было у меня на душе. Что я зарабатывал в эти дни тратилось на подготовку к празднику и на возвращение долгов, что бы не быть должным сем лет по примете. По словам моей жены, пока я возвращался с работы, то есть с работ, сын мой свомим поломанными частями от машины, автомата, «кубиков» и других вещей чинил «свой велосипед» или наполнял воздух в «колеса» или «закреплял болты» или же «менял сигнал»…
Человек дышал велосипедом которого у него не было. Не знаю увидев ли во дворе у сверстников или на екране зарубежных спортсменов вытровявших разные трюки, хотел быть на них похожим.
Мать его говорит:
Мураз, несмотри ни на что давай обратимся к родственником, лижбы не страдал ребëнок.
Перечислив всех состоятельных родственников, взвесив их возможности…
- Дорогая, ты знаешь что к дедушкам обращатся безполезно. Будто договоривщись оба скажут одно и то же.
Твой скажет: - Ты со мной не посчиталась когда убегала с ним.
А мой: - Когда женился не знал что будут дети? А теперь постарайся и содержи семью.
Дядя его слишком скуп, даже не стоит обращатся. У другого дяди если были бы деньги он бы отремонтировал свою крышу.
А сестры? А что сестры? Они сейчас в разных семьях. Одна невеста беженца, а другая жена учителя. Откуда у них деньги.
А друзья дай бог всем здоровья. Например, Йылмаз. Скоро у него жена родит, а там, знаешь какие законы, то есть извини меня беззаконнье.
Еше вспомнили нескольких родственников, у которых есть сердце а нет денег наоборот.
Да чуть не забыл о работе о обществе где я работал. На работе я придерживался принципа не откровенничать, быть скромным. А в обществе или надо быть нахалом и материться собирать компромат, играть в игры, быть лицемером.
Было бесполезно продолжать этот разговор. Увидев разочаравание моей жены я старался как мог успокоить еë.
- Наверное всë изменится, так не будет вечно. Поверь мне. Мы всем покажем что можна быть при деньгах и в то же время быть сердечным. Помогать родственникам, сочуствовать им.
Сидя по своему женскому – жена хотела возразить и промолвить:
- По этому ты при «деньгах». Но предпочла промолчать. Или же услышав наш разгавор или же почуствовал своим детским сердцем, или же иссяк ето радостный багаж Мехмет угомонился, но он так хотел этот велосипед. У него потерялись все надежды с наступлением праздника. И он больше никогда не возвращался к теме велосипеда.
- Ей ты, малыш, своим детским сердцем, ты не хотел слонить меня, ты принял решение не затрагивать тему моего безденежыя.
- Еше долгое время может до тех пор, пока не станет отцом, он не узнает что его молчание причинало мне боль и было мне ударом.
Хоть бы он промолвил словечко, а я бы продвинул обещание.
Через неделю после праздника, на день рождения Мехмета, мой двоюродный брат послал малышу велосипед. Наверное прочел моë поздравления в газете.
У нас не было таких близких отнащении, но я знал о его уважение ко мне.
Не знаю я не хотел ломать голову над этим. Может это предчувствие.
Мехмет как будто был профессиональным велосипедистом.
Как он парил на этом велосипеде. Но все было не так. Можете поверить мне, что у етого ребëнка не было ни какой радости на лице.
Долгожданные, горестные дни не выходили из головы у часто сына. Как будто всю свою месть он хотел вынести на велосипеде.
Я все время думал где я размещу этот велосипед в моей маленькой конуре. Но разместить велосипед было так же просто Мехмету как и ездить нанëм.
Незнаю, или увидев у сверстников во дворе, или на экране телевизора у спортсменов, управлял велосиепедом мой Мехмет очень ловко.
Словно эти сорок дней он не ждал велосипеда а треновался, езжая на нëм.

Submit to DiggSubmit to FacebookSubmit to Google BookmarksSubmit to StumbleuponSubmit to TechnoratiSubmit to TwitterSubmit to LinkedIn

Şərh yaz


Təhlükəsizlik kodu
Yenilə